LE FIGARO, ПАРИЖ — «Железный занавес сменился золотым»

| 22 Сен 2012

Взгляд князя Владимира Оболенского на Россию Бориса Ельцина.   Он напоминает профессора из книги «Голубой ангел» своей странной бородкой и неописуемой каскеткой, взгляд его проницателен, но часто затуманивается, словно уходит в далекое прошлое. Князь Владимир Николаевич Оболенский является всегда, когда его не ждешь, чтобы рассказать последний московский анекдот или поговорить о новых смутных временах посткоммунистической России. Для Владимира Оболенского Россия снова оказалась в сумерках. Он выдвигает список обвинений против псевдодемократов, коррупционеров, мафиози и бывших аппаратчиков из КПСС, не выпустивших власть из своих рук. Государства в общепринятом значении больше нет. Страна распадается на неофеодальные «княжества», процветают одни преступники, а большинство населения прозябает. В 1951 году, в возрасте 11 лет он был отправлен […]

Долгое возвращение в Москву

| 27 Авг 2012

Cтоял жаркий август 1944 года. Великая отечественная война приближалась к концу. Редкие газеты, доходившие в Прошкино, сообщали о победах Красной Армии. Наши оккупированные немцами города и села были уже освобождены. Военные действия переметнулись из России в Восточную Европу, через восемь с половиной месяцев падет Берлин. А пока шли ожесточенные бои. В Прошкино жизнь не менялась. Только старики чаще говорили о победе, о немце, которого вот-вот настигнет кара Господня! Зиночка, побывав в райцентре, узнала, что поток беженцев эвакуированных устремился назад в родные места. Но разрешали выезд только по особым пропускам. Их высылали и доставали родственники, мужья-фронтовики, оставшиеся в живых инвалиды войны. Вызывали семьи. Пропуск в Москву получить было немыслимо трудно. Ехать […]

Раннее детство Володи Оболенского

| 05 Авг 2012

Раннее детство Володи Оболенского     Раннее детство в сознании Володи запечатлелось лишь отрывочными воспоминаниями. Ему запомнилась деревня Прошкино. Небольшая, всего домов двадцать. Из мужского населения в ней остались старики да дети. Соседняя деревня Середняки, побольше, километрах в трех. Зиночка Оболенская забилась в такую глухомань не случайно, подальше от властей и гепеушников. Она им не доверяла, по вполне понятным причинам, убийцы ее мужа вызывали в ней чувства омерзения и страха. А то, что мужа убили, она ощущала интуитивно. И часто видела его во сне окровавленного, босого... на снегу. Николай простирал к ней руки и повторял: «Они убили меня! Зиночка... Убили!» Зинаида Николаевна просыпалась в холодном поту и плакала... В Прошкино, […]